Новая неделя открылась позитивными новостями с сырьевой биржи. Баррель эталонной нефти марки «Brent» торговался выше отметки 57 долларов США, что прибавило оптимизма аналитикам рынка относительно прогнозов на 2017 год. А вот руководству «Eesti Energia» эта новость не только не укрепила веру в светлое будущее, но и послужила дополнительным импульсом в борьбе за снижение себестоимости продукции.

Подход у руководства правильный — начинать борьбу надо со снижения текущих затрат добычи сланца. По этой причине управленцы концерна предложили шахтерам добровольно отказаться от ряда доплат, прямо или косвенно влияющих на доход горняков, а также снизить продолжительность дополнительно оплачиваемого отпуска. У лидеров шахтерского профсоюза возник вполне резонный вопрос: «Неужели для того, чтобы найти столь гениально решение проблемы, необходимо было не один год изучать в университетах сопромат, термех, термодинамику, кинетику, матанализ и т. д.!? Неужели у технической интеллигенции концерна апофеозом инженерной мысли в вопросе снижения издержек производства является изъятие существенной доли дохода горняков!?».

В прошлом году правительство республики совершило беспрецедентный поступок, снизив плату за пользование природными ресурсами, что позволило сланцеперерабатывающим предприятиям даже в условиях невысоких цен на нефтепродукты производить сланцевое масло с рентабельностью близкой к нормальной. Я полагаю, что чиновники пошли на такой шаг не из-за пылкой любви к шахтерам и химикам, а чтобы сланцеперерабатывающие предприятия обрели возможность вернуть банкам кредиты, полученные в период лавинообразного роста цен на нефть. Своих банков у Эстонии нет. Следовательно, все банковские кредиты — это долги странам-соратникам по Евросоюзу.  Тут главное сохранить лицо, тем более, что среди должников и государственное предприятие.

Почему же в таком недалеким прошлом сланцевики выбивали у банков кредиты? С 1999 года цена на нефть и, следовательно, на сланцевое масло стало неуклонно расти с 17,7 за баррель (марка «Brent») до 121,4 в 2012 году. В 2017 году цена за баррель хоть и снизилась, но оставалась достаточно высокой, составляя 98,9 долларов США. В этот же период Конвенция Марпол утвердила график ввода лимитов содержания серы в судовом топливе (таблица), которые обязаны выполнять все суда, независимо под каким флагом они ходят по мировому океану.

Таблица 1. График ввода лимитов содержания серы в топливе, утвержденный международной конвенцией по предотвращению загрязнения с судов.

table

Природой определено, что содержание серы в сланцевом масле находится в пределах 0,7-0,8%. Именно это обстоятельство и стало определяющим бункеровочных компаний Скандинавии и стран Балтии. Бункеровочные компании покупали в Российской Федерации дешевый флотский мазут с содержанием серы 2,0%, разбавляли его сланцевым маслом в нужных пропорциях и получали топливо нужной кондиции. От этой не хитрой операции (слили, перемешали – и продукт готов) бункеровочные компании получали прибыль до 60 долларов США при реализации одной тонны полученного продукта. Естественная ненасытность бункеровочных компаний стимулировала сланцепереработчиков внедрять все новый и новые производственные мощности по производству масла и активно бороться за квоты по добыче сырья.

Мне до сих пор не понятно, почему руководители предприятий сланцевой отрасли, в том числе и «Eesti Energia», продолжали наращивать производственные мощности по производству масла, прекрасно понимая, что с 1 января 2015 года это масло из дефицитного превращается в труднореализуемый продукт. С 1 января 2015 года, который наступил в строгом соответствии с Григорианским календарем в акватории Балтийского и Северного морях суда могут использовать только топливо с содержанием серы 0,1% (смотри таблицу), а в сланцевом масле, напомню, 0,7%-0,8%.  Прямо как в сказке про Золушку – ровно в 12 часов карета превратится в тыкву.  Я полагаю, что также, как Золушка, знавшая, что с первым ударом часов сказка кончится, так и руководство «Eesti Energia» предполагало, что с 1 января 2015 года у них начнется проза жизни. А что начнется после 1 января 2020 года, когда в дополнение к уже существующим ограничением, корабли всего мира перейдут на флотский мазут с содержанием серы 0,5%, вместо разрешенных пока 3,5%?!

На первый взгляд проблема решается относительно просто: во всем мире снижение содержания серы в топливе происходит известным методом – гидроочисткой. Гидроочистка заключается в воздействии водорода на очищаемый продукт в присутствии катализатора. Этот процесс при сложном аппаратурном оформлении требует температуру 400° С и давление 40 атмосфер. Казалось бы, отработанный процесс – бери масло и чисти. Однако вряд ли кто-то в обозримом будущем замахнется на гидроочистку. Во-первых, нефтяники уже давно определили, что гидроочистка оправдана, если перерабатывается минимум 1,2 млн. тонн сырья. А у нас же суммарное количество сланцевого масла, выработанного в Кивиыли, Кохтла-Ярве и Нарве составит где-то около половины требуемого количества. Во-вторых, химическая структура сланцевого масла такова, что удаление из него серы требует большое количество водорода. Чтобы снизить содержание серы в дизельной фракции, полученной из нефтяного сырья с 0,7% до 0,1% потребуется около 1,5 кг водорода, а для очистки сланцевого масла – до 50 кг. И еще одна беда подстерегает сланцепереработчиков: гидроочистка топлива происходит при обязательном присутствии катализатора. В сланцевом масле присутствуют практически неуловимые частицы золы в 5-10 микрон, которые оседают на катализаторе и закоксовывают его. Таким образом, катализатор, который на нефтяном сырье работал бы около года, на сланцевом работает от нескольких часов до нескольких дней.

Есть ли выход из создавшегося положения? Если посмотреть на сланец через микроскоп, то он отдаленно напоминает пчелиные соты, внутри которых не мёд, а органическое вещество – кероген. Слово «кероген» образованно от греческих «керос» — воск и «ген» — происхождение. Современное оборудование позволяет сравнительно легко может освободить кероген от минеральной оболочки. Специалистами фирмы «Tammeauto» разработана технология получения керогена-90, т.е. концентрата органического вещества сланца, где минеральная часть составляет только 5-10 %. Кероген-90 открывает поистине новые широкие горизонты в развитии «Eesti Energia» да и всей сланцевой отрасли. Не буду раскрывать всю гамму возможностей, остановлюсь только на трех направлениях.

  • Сжигать Кероген-90 на электростанциях вместо масла. По свей сути Кероген-90 представляет собой твердый низкосернистый мазут с теплопроводной способностью около 35 000 кдж. При этом выбросы диоксида углерода в атмосферу сократятся более, чем в 2 раза, а серы – в 5 раз, а количество золы сократится в 13 раз.
  • Второе направление – производство светлых жидких топливных продуктов: бензин, авиационный керосин, дизельное топливо.

В 20-х годах прошлого столетия была разработана технология получения из угля синтетической нефти. Суть технологии заключается в том, что уголь без доступа воздуха и при высокой температуре разлагается на угарный газ и водород. Далее в присутствии катализаторов из этих двух газов синтезируется смесь различных углеводородов. Полученная синтетическая нефть, так же как и обычная, идет на стандартную переработку. Технология получения из угля моторного топлива интенсивно развивается в ЮАР. В настоящее время в этой стране 40% топлива для транспорта, в том числе керосин для самолётов является синтетическим. Себестоимость синтетической нефти в ЮАР составляет около 50 долларов США за баррель. Можно смело предположить, что издержки производства синтетической нефти из Керогена-90 будут значительно ниже, чем из угля, так как процесс требует в разы меньше водорода, что делает его менее фондо-и энергоемким.

  • Третье направление – это отказ получения из Керогена-90 топливных продуктов, и использование его в качестве наполнителя полимерных материалов. Наполнители используются для повышения срока службы готовых изделий, повышения качественных характеристик, снижение стоимости полимерного материала.

В 70-е годы прошлого столетия в Институте сланца проводились работы по добавке в полиэтилен и полипропилен 10-15% Керогена-90. Несмотря на то, что были получены положительные результаты, работы были прекращены в связи с тем, что в те годы Кероген-90 считался дорогой экзотикой. Сейчас, когда стоимость полиэтилена и полипропилена вращается вокруг цифры 1 300 евро за тонну, есть резон вернуться «к делам давно минувших дней». Даже если предположить, что реализации Керогена-90 будет осуществляется на основе цены, пожалуй, самого дешевого наполнителя – древесной муки, выгода очевидна. Из одной тонны сланца можно получить либо 130 кг сланцевого масла, либо 400 кг Керогена-90.

Цена сланцевого масла уже загруженного в танкер на этой неделе составляет 320 евро за тонну. Цена древесной муки 250 евро за тонну. Следовательно, из 1 тонны масла можно получить доход в 41,6 евро, если произвести из него сланцевое масло, и не меньше 100 евро, если изготовить наполнитель. При этом нет проблем с выбросами в воздушные водные бассейны, нет никаких зольных отходов. А потребность в наполнителях колоссальная: ежегодно в мире вырабатывается 65 млн тонн полиэтилена и 45 млн тонн полипропилена. При этом 40% в Европе.

Вот над чем, на мой взгляд, должно задуматься руководство «Eesti Energia», а не о том, как еще можно уценить труд шахтеров. Не такой уж великий и заработок у горняков, не такой уж великий и отпуск. У соседей по ту сторону Наровы отпуск у шахтеров 66 дней, так вот там шахтеры дошли до Президента с просьбой, чтобы он своим указом разрешил молодым горнякам до 24 суток отпуска не отгуливать, а получать компенсацию. Молодые, что с них взять. Они еще в полной мере не осознают, что здоровье не покупают, им только расплачиваются.

Николай Куташов,
депутат Кохтла-Ярвеского городского собрания